“Дыханье старины глубокой”

78

Для начала, что мы знаем о Иерусалиме «большом»? Древний город на Ближнем Востоке, именуемый городом трех религий, является общей святыней христиан, иудеев и мусульман. В нем Своим Крестным путем прошел когда-то Господь Иисус Христос. Спросите, а причем тут приморская Евпатория и что роднит ее с сердцем мира? Дело в том, что «Малый Иерусалим» объединяет не три, а восемь культовых сооружений разных конфессий, в старом городе они расположены на участке длиной чуть более 2 км. Но вообразите, что эти два километра не в длину, а в многовековую глубину — в Евпатории проживают представители 92-х национальностей! И если здесь все-таки бьется «малое сердце мира», то каждый народ в нем подобен артерии, без которой прощупать исторический пульс города невозможно.

Этот пульс и хрупкость мира остро ощущал последний российский император Николай Александрович Романов. Не станем погружаться в дискуссии о его личности — тема настолько глубока, что одной статьей тут никак не обойдешься. Можно с уверенностью сказать одно: мало кто из нас согласился бы добровольно пройти жизненный путь Царя-мученика, положившего душу свою за Отечество, оказаться в тех же обстоятельствах, что и Николай II вместе с женой Александрой Федоровной и пятью детьми, когда государство втянуто в войну, а у тебя вместо команды единомышленников «кругом измена, трусость и обман». Уже только по этой причине отставим разговоры из области теории невероятности: «Кабы я был царь/царица…» Речь сейчас пойдет лишь об одном событии, случившемся ровно век назад в Евпатории. Августейшее семейство пробыло здесь всего несколько часов — 16 (29) мая 1916 года. Но Романовы оставили местным жителям памятку: отдав дань уважения всем конфессиям и посетив несколько храмов, они проложили уникальный пешеходный маршрут и обозначили то самое «сердце» хрупкого мира между различными народами, который евпаторийцы как дар Божий сумели сохранить, и сегодня по «Малому Иерусалиму», по сути, стопами последнего русского Царя, стремятся пройти уже не десятки, а сотни тысяч.

Проводя исторические параллели с Иерусалимом «большим», безусловно, Евпаторию нельзя назвать «крымской Голгофой» Николая II, однако неоспорим и такой факт: именно этот город стал последней точкой на карте юга России, который Царская семья, прославленная уже в наши дни в лике святых страстотерпцев, посетила в преддверии своего заключения и трагической жизненной развязки, и где Романовы, быть может, по-настоящему были счастливы и безмятежны — в последний раз.