Мечеть «Хан-Джами» — наша история, наша действительность!

152

Евпаторийский «Хан-джами» — архитектурный памятник эпохи возрождения мусульманского зодчества на северо-западе Крымского полуострова, единственный образец высокого творчества, построенный великим устазом Османской империи, сыном Абдулменнана Мехмедом Ходжи Синани, в 1552 году. Безмолвный свидетель, около 500 лет, наблюдающий бегущую мимо жизнь, говорит о большом значении Кезлева в тот период. Мечеть «Хан-Джами» одна из тех немногих, которые сохранились — это наша история, наша действительность!

Ходжа Синани за свою более чем столетнюю жизнь, при правлении Селима-Сулеймана-II «Законодателя», Селима-II и Мурада-III, выстроил более 400 сооружений, одних только мечетей 81 в различных городах Османской империи. В честь султана Селима сооруженная мечеть, Ходжи Синаном в Кефе (Феодосия), одно из первых его произведений, в основу которого положено конструктивное решение мечети «Аль София» в Стамбуле. Творение великого зодчего в Кефе снесено в 1833 году. Последующие его строения уже были творениями опытного мастера, которые до сих пор поражают своим совершенством. Таким является «Хан-Джами» в городе Кезлеве (Евпатория), который аналогичен образу мечетей «Шах-Заде», «Сулеймание», «Селимие» в Турции.

Прекрасная сохранность турецких мечетей дает предположение об их внутреннем облике. Безусловно, евпаторийский «Хан-Джами» обладал характерные черты художественного образца творчества великого зодчего Синани.
Участие прославленного турецкого мастера в строительстве выдающейся мечети, объясняется возросшим авторитетом города. Единственный морской порт, связывающий Турцию с Крымом, сделал Кезлев опорной крепостью на Северо-западной границе владений крымских ханов, ремесленно-культурным, религиозным центром. Учения ислама вошли в историю Кезлева как оплот знаний, веры, мудрости, терпимости, правильной оценки духовных ценностей, познания истины.

Крымские ханы, получив в Оттоманской Порте фирман на ханство, сходили с корабля в Кезлеве. В Кезлеве, «в благословенной мечети «Хан-джами» перед подданными, хан объявлял свои права, расписываясь при этом в специальном фирмане (акте), который хранился в мечети». Шейх, дервишеского ордена Мевлеви, наделенный политической властью, при короновании, опоясывал хана мечом Османа.

Анатолий Демидов во время путешествия по Крыму в 1837 году упоминает о существовании такого фирмана, подписанного 18-ю ханами, правившими в Крыму. Подпись Хаджи Девлет Гирая стояла первой.

Любопытное донесение Евпаторийского городничего Эссена, Таврическому губернатору Нарышкину Д.В. в 1837 году: «…по собранным справкою, мечеть заложена в 1552 году владетельным ханом Девлет Гираем по смерти коего Мемет Гирай в 1564 году окончил и грамотою за подписем своим поручил под надзор придворному духовнику Эмир-хатипу. После сия мечеть переходила в наследство владетельных ханов, коих было от Мемет Гирая до последнего Шагин Гирая 18, и каждый из них при получении ханства утверждал означенную грамоту собственноручным своим подписем. Сия грамота хранится, при мечети и 20-ти владетельных ханов имеются на грамоте собственные подписи».

Несмотря на разрушения, искажения перестройками и реставрациями в 1821, 1834, 1896, 1921, 1962, 1982 и 1988 годах, «Хан-Джами» поражает гениальной простотой своих конструктивных форм, но конкретная роспись мечети не сохранилась. В то же время нельзя не отметить прекрасную сохранность зодчества Ходжа Синани в Турции, что позволяет нам представить их внутренний облик.